31 июля 1996 - 18 августа 2017

Человек всё-таки чем-нибудь должен заниматься. Иначе его существование становится бессмысленным и вредным.

Александр ВАМПИЛОВ



ИСТОРИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
ЭКСПОЗИЦИИ
ИЗДАНИЯ
ПРОЕКТЫ
СМИ О ФОНДЕ
интервью

резонанс

рецензии
 
ОТКЛИКИ
ВРЕМЯ ВАМПИЛОВА
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ







Алёна Богатых
Интервью с Галиной Солуяновой
Опубликовано: СМ-Номер один. 2002. 25 июля. С. 9


К 65-ЛЕТИЮ АЛЕКСАНДРА ВАМПИЛОВА

ОН ДО СИХ ПОР ДЫШИТ И НАМ ПОЗВОЛЯЕТ ДЫШАТЬ

Так считает Галина Солуянова, исполнительный директор Фонда А.Вампилова

"Жизнь должна быть восхищением" - эта цитата из Бунина ещё не стала буднично-затёртой. И людей, чья жизнь переплавлена в искристое, пенящееся и пьянящее восхищение, сегодня мало. Галина Солуянова, исполнительный директор Фонда А.Вампилова, относится именно к этому редкому типу. Фонд Вампилова был создан ею на голом энтузиазме и на нём же держится уже шесть лет. В 1996 году, когда был создан Фонд, у Солуяновой не было не то что помещения, но даже ни стола, ни стула. Выделили крохотную комнатку на улице Литвинова. Сейчас она наполнена подарками и приношениями, сюда постоянно заходят люди, и не только те, кто знал Вампилова лично, а все, кому дорого творчество замечательного драматурга, ставшего уже классиком отечественной литературы. Часто посещают Фонд студенты, аспиранты, профессора из-за рубежа. А послания по электронной почте Фонд получает даже с других материков, например, из Австралии.

* * *

Город плавится от жары, но в комнате, которую иностранцы громко именуют центром Вампилова, почти прохладно. Распахнутое окно заставлено цветами, беседу сопровождает скрипучий писк ласточек - они стремительно чертят свои пируэты в выцветшем голубом небе. Как это ни странно, всё это создаёт определённое настроение - какое-то спокойное, умиротворённое, но наполненное, не пустоцветное. И щемящий монолог Солуяновой так эмоционален, так сердечен, но так похож на молитву, что прервать его - вопросом, вздохом, жестом - просто невозможно.
- Это мой иконостас, - Солуянова показывает на стену, где висят портреты самого Вампилова, его дочери и внучки. В лицах Елены Александровны и маленькой Машеньки - лёгкая очаровательная азиатчинка. Говорят, что восточная кровь очень сильна и всегда перевешивает славянскую. - Маша уже сейчас женственна, она хорошо воспитана и очень обаятельна. Этот нечасто встречающийся в природе дар она унаследовала от деда. Я часто задумывалась, почему меня всё это так долго держит? Думаю, если бы Александр Валентинович не обладал личными обаятельнейшими качествами, то вряд ли про него спустя тридцать лет так нежно и со слезами вспоминали бы. Я сама человек самодостаточный и не могу находиться в каком-то деле, если его не боготворю. В искусстве существует непреложное правило - творческий организм на взлёте работает лишь пять лет, а потом начинаются пробуксовки, повторения. Я всё время жду, когда у меня наступит спад. Момент испуга уже был - когда я репетировала для радиотеатра куски из пьес "Утиная охота" и "Прошлым летом в Чулимске" и поняла, что мне и Галина, и Валентина сейчас неинтересны. Но это прошло, и то, что во мне этот трепет перед Вампиловым уже столько лет живёт, я воспринимаю как благость. Люди не должны создавать себе кумиров, но Вампилов для меня не кумир. Это живой человек, очень тёплый и какой-то пульсирующий.
Галина Солуянова не называет Вампилова по-панибратски Саша, а всегда только Александр Валентинович. Она действительно говорит о нём как и о ныне живом близком друге, не перестающем удивлять своим талантом, неординарностью, глубиной. Кажется, она знает о нём всё.
- Александр Валентинович не мог переступать, перешагивать через переживания, чувства людей. Мы все сегодня живём в состоянии нищеты. А он мог своим гонораром оплатить отдых какой-нибудь знакомой семье. Просто так. И нам всем сегодня такой щедрости не хватает. Все мы сейчас живём как-то под сурдинку, по чуть-чуть любим, по чуть-чуть работаем, по чуть-чуть ненавидим. У нас не хватает лёгких, чтобы пропеть свою жизнь так, как он её пропел. Он так плотно спрессовал своё время, так жгуче его прожил... Когда я читала его переписку с завлитом театра имени Ермоловой, я всхлипывала - как ему было больно! Он не был тщеславным, самолюбивым, он был способен принять критику, мог бесконечно работать. Но почему тогда он писал: "Мне хочется бросить всё и уехать на станцию учительствовать"? Как у него пекло в душе и как это чиновниками, цензурой, театральными деятелями не воспринималось! Ведь чтобы осознать, как человек талантлив, нужно самому до этого уровня подняться и внутренне обогатиться. А сегодня наши эмоции - это будни, ненормативная лексика, неблагородное поведение.

* * *

- Почему мне всё-таки легко, несмотря на то, что так сложно? Шесть лет мы ходим с протянутой рукой. Мы отчитываемся перед налоговой, Пенсионным фондом, должны платить за аренду, телефон. Но всё, что здесь, в этой комнате, есть, пропитано добротой. Я ни одну вещь не беру, если знаю, что она отдана нехотя, недобрым человеком или же злыми руками. Наш Фонд - действительно народный, он сделан и собран сотнями людей. Когда я искала деньги на издание драматургического наследия, то большинство людей на Вампилова реагировали положительно, чем я была удивлена. Вампилов словно цементирует людей из разных сфер - банкиров и промышленников, библиотекарей и пенсионеров, школьников и чиновников.
Я не знаю, был бы он этим доволен или нет. И если да, то по одной причине - очень много людей творят добро. В данном случае даже не по отношению к нему - мы же не только Вампиловым занимаемся, а в целом неким культурным слоем, который обязательно необходимо сохранить. Мне очень хочется это горячее, жутко талантливое, бескорыстное поколение шестидесятников пестовать, потому что я сама по этому времени тоскую, хотя намного моложе.
Пространство Фонда - 25,3 квадратных метра. Но я очень люблю эту комнату - с потрескавшимся потолком, с ободранными обоями, но и с потрясающей атмосферой. Она, как храм, намолена. Я ухожу и говорю ей: "До свидания", а прихожу со "здравствуйте". Я скучаю по выходным. Не знаю, что это такое, - может, в очередной раз что-то себе придумала. Сегодня утеряны идеалы, и тем более хочется нашим детям что-то передать. Вампилов - наше национальное достояние, и его не стыдно пропагандировать.
С Фондом не сотрудничают люди, способные разрушать, мы их просто не привлекаем. Здесь всё строится на уважении, почтении, вере в то, что работаешь с профессиональной командой. У нас никогда не возникает грубости, не бывает ссор, мы находим общий язык друг с другом. И как это можно не ценить, не оберегать, не пестовать? И это всё тоже Александр Валентинович. Это тот камертон, по которому мы друг друга проверяем.

* * *

К юбилею Александра Вампилова Фонд готовит издание "Александр Вампилов. Драматургическое наследие", художественную выставку пейзажей Анатолия Аносова и фотовыставку Василия Лысенко (портреты литераторов Евгения Евтушенко, Марка Сергеева, Ивана Молчанова-Сибирского, Юрия Левитанского, Сергея Михалкова с иркутскими пионерами и др.). Выпущены спецвыпуск "Советской молодёжи" и звуковой альманах "Александр Вампилов".
В "Молодёжке" опубликованы фоторепортаж Арнольда Харитонова и Александра Князева "Прогулки по Кутулику в новом тысячелетии", лучшие работы, присланные школьниками на областной конкурс сочинений, эссе, стихотворений, рисунков, посвященных судьбе и творчеству писателя, статья Александра Калягина "Осталось посеять маки", а также маленькие интервью-исповеди актеров Юрия Соломина, Василия Бочкарёва, Виталия Зикоры, Станислава Любшина, режиссёра Сергея Арцибашева, кандидата филологических наук, театрального критика Елены Стрельцовой.
- Мне было неожиданно легко в Москве. Встречали меня очень хорошо. Что такое попасть провинциалке к Соломину, Любшину, Бочкарёву, Арцибашеву? Но Вампилов и там - золотой ключик.
Звуковой альманах, составленный однокурсником Вампилова, преподавателем факультета филологии и журналистики ИГУ Игорем Константиновичем Петровым, пока состоит из 260 экземпляров, 15 часов звукового архива, 120 голосов - Станислав Любшин и Валентин Распутин, Лидия Федосеева-Шукшина и Николай Рубцов, Леонид Жуховицкий и Олег Табаков, родные, друзья Вампилова. Это своего рода звуковой срез памяти о писателе: воспоминания о нём, записи спектаклей, ключевые события временной хроники.
Не менее интересно издание полного драматургического наследия.
- Никто не предполагал, что в пьесе "Дом окнами в поле" у известных канонических героев другие профессии, а отсюда иной смысловой расклад. Мы нашли "Утиную охоту", где есть некий внесценический персонаж Павел Афанасьевич, а официант Дима не знает Галину, где выписан другой финал. Совершенно удивительны "Старшие сыны"...
Презентацию планируем провести 16 августа, пригласим всех, кто финансировал книгу и работал над ней. Я сотрудничаю с Иркутской областной типографией N 1. Директор Валерий Исаакович Тененбаум не отпустил народ в отпуск, люди работают по субботам, я понимаю, что это насилие, но выхода нет. Такие книги рождаются раз в не знаю сколько лет. И очень бы хотелось, чтобы она состоялась.
Также Галина Солуянова мечтает провести презентацию этой книги в Москве. Чтобы пригласить так много помогавшего председателя Союза театральных деятелей России Александра Калягина, министра культуры России Михаила Швыдкого, который выделил для издания 150 тысяч из федерального бюджета, Олега Табакова, в чьём театре недавно поставлены несколько пьес Вампилова...

* * *

Традиционно 19 августа, в день рождения писателя, Галина Солуянова собирает в Фонде друзей и почитателей таланта Вампилова. Как обычно, при виде долгожданных гостей у Галины Анатольевны засияют глаза. И свет этот будет так ярок, что согреет многих. И ей тоже будет тепло - от сознания нужности, необходимости дела, которому посвящена вся жизнь. Посвящена абсолютно бескорыстно. Потому что "Вампилова искусственно на постамент никто не ставит. Он до сих пор дышит и нам позволяет дышать".




О СЕРВЕРЕ

РЕКЛАМА НА СЕРВЕРЕ ФОНДА